НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Семен Альтман: "Жена говорит, что моя любовь — футбол, а сама она уже на втором месте" ###

Заслуженный тренер Украины, один из наставников сборной страны отпраздновал свое 65-летие

Заслуженный тренер Украины Семен Альтман — один из самых авторитетных и опытных футбольных наставников на всем постсоветском пространстве. Не только потому, что его тренерский стаж насчитывает три десятилетия. На счету подопечных Альтмана есть и громкие победы, и медали различной пробы. Один из лучших аналитиков в украинском футболе, он на протяжении ряда лет входит в тренерский штаб сборной Украины.

«В 1986 году армейское начальство вознамерилось отправить меня в Чернобыль»

— Семен Иосифович, о чем думали в канун юбилея?

— О людях, которые окружали и окружают. О родном городе, для которого футбол — не последнее дело. Вспоминаю то, что было 45 лет назад: меня пригласили в «Черноморец», главным тренером которого был Юрий Войнов…

— Бывший киевский динамовец, прошедший ту же школу, что и вы в свое время?

— Да. Я не коренной одессит, скорее, киевлянин, хотя и родился в городе Чугуев Харьковской области. Родители, коренные киевляне, тогда там работали. Отец был начальником физподготовки в суворовском училище, созданном для детей-сирот. В 1947 году училище перевели в Киев. Мы вернулись в столицу. Рос я в городке училища, где футбольное поле прямо под рукой, а между домами — спорткомплекс Киевского военного округа. Благодарен отцу, старшему брату Льву, который привел меня, десятилетнего, в ДЮСШ № 1 к известным тренерам Корсунскому и Кукуликову.

Воспитывался я в команде гороно, неизменно становившейся чемпионом города во всех возрастных группах. В «Динамо» играл мой друг Анатолий Бышовец, с которым вместе выступали за сборную, выигрывали спартакиаду школьников Украины. После просмотра меня пригласили в Одессу. Приехал сюда в 1966-м, да так и остался. Застал в команде известнейших нападающих — Лобановского, Базилевича, Коршунова.

В советское время одесская команда не могла, к сожалению, финансово соревноваться с клубами таких мощных промышленных городов, как Донецк, Днепропетровск, Ворошиловград (ныне — Луганск. — Авт.). Не говоря уже о столичных командах, находившихся под патронатом ЦК.

Хотя среди футбольных фанатов «Черноморца» также были руководители — начальник крупнейшего Черноморского пароходства, которое и представлял «Черноморец», Алексей Данченко, первые лица города и области. Самый главный фан — секретарь обкома партии Евгений Борщ, многое сделавший для команды и в то время, когда я работал уже тренером.

Правда, были и недоброжелатели. Например, в 1986 году армейское начальство вознамерилось отправить меня в Чернобыль. На переподготовку, как прапорщика запаса.

— В 40-то лет?!

— Армейцам не понравилось, что футболисты «Черноморца» Псомиади и Тропанец проходили службу не в Одессе, а в Киеве, Смотрич и Горячев — во Львове. Хотя я всегда хотел, чтобы наши ребята играли в одесском СКА, но ведь и условия должны быть соответствующие. Кроме того, военкомат долго не мог «вырвать» нашего Александра Спицына. Меня, наверное, заподозрили в укрывательстве. На Спицына пришел специальный наряд из московского ЦСКА. Военкомат стал его разыскивать на базе. Я всеми правдами-неправдами тянул время. Рассчитывал, что его вообще не призовут.

Но когда даже обком партии оказался не в силах помочь, Спицын пошел сдаваться. Меня же решили наказать: впервые за все годы моей работы в «Черноморце» военкомат вызвал меня на переподготовку. Стал интересоваться: оказалось, что даже областной военком не знает, в чем дело. Тогда я понял, откуда ветер дует, и просто не явился на сбор. Позже выяснилось: всех вызванных «запасников» отправили на ликвидацию последствий Чернобыльской катастрофы…

В свое время я служил в спортивном батальоне в Одессе. Как-то утром во время построения прапорщик обратился к нам: «Кто хочет помыть голову герою гражданской войны Григорию Ивановичу Котовскому, два шага вперед». Естественно, раздался дружный хохот. Оказалось, речь шла о бюсте Котовского, установленном на территории батальона и запачканном птицами. Благо, сошло: начальник физподготовки округа Иван Покусаев не только отлично знал спорт, но и обладал чувством юмора, что в армии редкость.

«Десять лет я был невыездным»

— Чего-чего, — продолжает Семен Альтман, — а таких, можно сказать, юморных ситуаций в жизни хватало. Помню, в 1982-м искали главного тренера для «Черноморца». Обратились к Анатолию Бышовцу, который приехал, побеседовал в обкоме с Евгением Борщом, высказал свои предложения, в том числе и желание работать со мной. «Так он же невыездной!» — воскликнул секретарь обкома, который только начинал курировать команду. Тем не менее моя кандидатура попала в поле зрения. Когда Бышовец, как офицер МВД, получил назначение в ЦС «Динамо», старшим в «Черноморец» утвердили Прокопенко. Вскоре по его настоянию назначили в тренерский штаб и меня.

— Почему вас сделали невыездным?

— Мой отец — офицер Советской Армии, коммунист с 40-летним стажем, получил тогда вызов в Израиль. Он не собирался уезжать. Просто наличие факта вызова, вероятнее всего, зафиксировали в соответствующих органах. Мне стали отказывать в оформлении документов на загранпоездки. «Черноморец» ехал в Бремен, а я оставался в Одессе. Команда летела в Мадрид на игру с «Реалом» — меня не брали. Выезжали на сбор в Болгарию — я оставался дома. Самое смешное, что ни о какой эмиграции я никогда и не думал, не подозревал и о наличии родственников за границей.

Лишь перед смертью отца узнал причину моей десятилетней дискриминации и то, почему поневоле стал невыездным. Я никогда не скрывал свою национальность, не изменял фамилию. Хотя было дело, когда Шапошников мне говорил: «Я не могу тебя взять — у меня уже есть Черкасский». Аналогично, когда старшим тренером был Прокопенко и хотел взять Фейдмана, ему заявили: «Тогда уволь Альтмана».

— Но в ближнем и дальнем зарубежье поработать вам все-таки удалось?

— Да, причем результаты этой работы весьма успешны. Московское «Динамо», где на посту главного тренера я сменил Анатолия Бышовца, завоевало бронзовые медали. Кишиневский «Зимбру» под моим руководством дважды становился чемпионом Молдовы и дважды — обладателем Кубка. Олимпийская сборная Кореи, которую я тренировал вместе с Анатолием Бышовцем, завоевала Кубок Азии, участвовала в Олимпиаде (Атланта). Да и сегодня корейская сборная занимает ведущие места в мировом футболе.

Я никогда ни под кого не подкладывался, всегда имел свое мнение. Меня не очень любили руководители, один председатель областного спорткомитета неистовствовал: «Как это, второй тренер и со своим мнением!»

— Среди всех ваших наград какая особенно для вас дорога?

— Звание «Одессит года». Это 2003 год. Ведь эта награда определяется гражданами Одессы. Народное признание! Такого удостаиваются немногие. Например, Лариса Долина, Михаил Жванецкий, Роман Карцев. Они, правда, давно уже не живут в родном городе, но в душе одесситы навсегда.

— Когда играли, прозвище у вас было?

— Женька Михайлик в «Черноморце» называл меня Сэм, и Прокоп (Виктор Прокопенко) тоже так называл. Шапошников звал меня Альтамон, а в детстве мама — Сеней, и все в Киеве звали Сеней из гороно. Все по-доброму…

«Мое хобби — чтение справочной литературы»

— Вдруг Сеня, имеющий два высших образования — педагогическое и строительное, становится программистом.

— Работать системно научил меня Юрий Михайлович Линда. Он интересовался вопросами кибернетики, которая отвергалась в Советском Союзе. Я много работал над этим, старался все систематизировать. Когда в Донецке встретился с программистом Валерием Трутневым, приобщил его к футболу. Он нынче работает в сборной Украины. Трутнев «выложил» все мои идеи по проектированию тренировочного процесса на компьютер. Если раньше я пользовался бумажными схемами, блокнотами, то вскоре все качественно изменилось.

Вместе с Прокопенко и Бышовцем мы вырабатывали определенные схемы ведения игры, исходя из современных принципов футбола. Плюс к этому аналитическая программа разбора и «просчета» игр. У нас был создан тренажер, который заменил доску — макет футбольного поля, где с трудом передвигались фишки. Здесь же, на экране монитора, двигались сразу все 11 футболистов. Была отработана определенная система подготовки.

Занимался я и другими аспектами жизнедеятельности футболистов, сотрудничал с ведущими специалистами-астрофизиками — для определения циклических состояний, психологических особенностей. Мне интересна аналитическая работа, в которой нет мелочей.

— Чем занимаетесь сегодня?

— Вошел в новый тренерский штаб главной команды страны. А еще возглавляю комитет национальных сборных. Там собрались знающие специалисты. Наша ближайшая задача-максимум — участие молодежной сборной на Олимпиаде в Лондоне.

— Что чувствуете, когда наступает очередной юбилей?

— После 50 лет дни рождения становятся тягостными. Хотя на мое 60-летие супруга сделала сюрприз: помимо родственников, собрала самых близких друзей, знакомых — всего 200 человек. Впервые такое количество гостей было на нашей свадьбе почти 45 лет назад! Пять лет назад в Одессу приехали многие: Сергей Шапошников, олимпийский чемпион Евгений Гомельский (младший брат Александра Гомельского, многолетнего тренера сборной СССР по баскетболу), из США — Юрий Фишман, бессменный администратор «Черноморца», из Киева — Виктор Кащей, Володя Мунтян. Съехались из разных стран — из Израиля, России, США. Приехали ребята, с которыми играл: Леша Солодкий, Витя Зубков, Шура Шиманович, Витя Мирошин, Слава Лещук.

В остальные дни рождения стараюсь уединиться, хотя на протяжении многих лет в этот день звонят со всех концов земного шара. И звонки эти далеко не всегда радостные. Когда бываю на кладбище, прохожу мимо могил моих коллег, болит душа. Там целая команда, даже со скамейкой запасных. В том числе мои сверстники — Сека Звенигородский, Валера Бакатов, Алик Попичко. Они частица моей жизни…

— У вас большая семья. Футболом удалось заразить детей, внуков?

— Семья — моя крепость. С тылом у меня все нормально. Жена Наташа — бывшая спортсменка, поэтому меня понимает. С детьми тоже порядок. Трое внуков: старшая — Катя, младшая — Нина (обе от дочери Татьяны), средний внук — Максим, сын моего Геннадия. Сегодня Геннадий — тренер «Таврии», команды премьер-лиги. Династия продолжена: сын был вратарем. Надеюсь, и внук будет играть в футбол.

— Хобби у вас есть?

— Люблю читать справочники, смотреть матчи, прорабатывать специальную литературу. Это моя основная задача и основное хобби. Жена говорит, что моя любовь — это футбол, а сама она уже на втором месте. Тем не менее семья — моя отдушина. Домой стремлюсь при каждом свободном моменте. На выходные непременно приезжаю.



Топ клубов мира


Топ игроков


Лучшие сборные

© Неофициальный сайт Семена Альтмана - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!